Танцы в онлайне

«Московия» — больше спортивная школа, чем хобби Онлайн образование

Онлайн-школа танцев для профессионалов «Московия» родилась в самый разгар карантина и стала успешной без рекламы уже с первого запуска, — беседуем с руководителем и идейным вдохновителем школы Ольгой Тельновой. Школа работает на платформе для онлайн-школ «АнтиТренинги».

Платформа «АнтиТренинги» (далее АТ): Ольга, как так получилось, что вы попали в танцы?

Ольга Тельнова, основатель и руководитель онлайн-школы танцев «Московия» (далее ОТ): Наверное, как и у большинства из нас. В 5 лет мама привела меня в бальные танцы. Сейчас мне 35, и я до сих пор здесь. 20 с лишним лет я строила карьеру танцора, которая логично перетекла в тренерскую деятельность. Сейчас мы с мужем владеем собственной школой под брендом «Московия». В него входит большой танцевальный зал в Москве и всероссийская онлайн-школа. В нашем клубе работают 12 первоклассных тренеров, которые показывают очень сильные результаты в детском и юниорском сегментах. Мы воспитываем танцоров в основном от 7-ми до 16-ти лет. Среди наших учеников есть абсолютные чемпионы России, победители первенства России и мира. Я сама мастер спорта.

АТ: Какому виду танцев вы обучаете?

ОТ: Это то, что раньше называлось бальными танцами. Сейчас направление принято называть танцевальным спортом, и он аккредитован Министерством Спорта России. «Московия» — больше спортивная школа, чем хобби. Некоторые наши воспитанники — мастера спорта в 16 лет с официальными званиями. Направление «хобби» у нас представлено «малышовыми» группами. В них занимаются те, кто в силу возраста еще не определился, будут ли они профессионально заниматься или остановятся на стадии «увлечение». Но, в любом случае, в основном мы делаем упор именно на профессиональный танцевальный спорт: на разряды, на звания, на чемпионаты мира и т. д.

АТ: Ольга, а вот этот переход от личной танцевальной карьеры в тренеры к собственной танцевальной школе — это был запланированный путь?

ОТ: На самом деле, это естественное продолжение карьеры любого профессионального спортсмена. Почему? Даже если танцор никогда не думал о том, что он свяжет свою деятельность с тренировкой детей, он приходит к этой мысли, рано или поздно. Танцы отнимают много времени, а зарабатывать и закрывать личные потребности необходимо. Танцор не может пойти зарабатывать в офисе, хотя многим и приходится переквалифицироваться. А так ты тренируешься, естественно, у тебя есть знания, и ты можешь ими делиться. Что такое бальные танцы? Я называю это университетом профессионального образования. Только в обычных университетах ты учишься с 18-ти лет, а здесь ты со скольки пришел, со стольки и получаешь свои знания. Например, у нас спортсмены с 16-ти, некоторые вообще с 14-ти лет могут преподавать и уже получать какие-то деньги. Так что тренерство — это естественное продолжение карьеры любого танцора, так как нужны внушительные финансы на собственные танцы. А потом кто-то остается, кто-то чувствует, что это его, кто-то уходит. Как правило, когда уходят, то уходят вообще в принципе из спорта: кто-то в медицину, кто-то еще в какие-то другие сферы.

В кризис кто-то теряет всё, а кто-то просто становится баснословно богатым
Всю жизнь я слышала фразу, что в кризис кто-то теряет всё, а кто-то просто становится баснословно богатым. И я решила подумать, а что же нужно сделать, чтобы не потерять всё.

АТ: Как появилась идея создать онлайн-школу? Казалось бы, танцы — это очень традиционное направление, требующее непосредственного контакта с учеником.

ОТ: Когда объявили самоизоляцию, зал у нас закрыли. Он превратился в 1000 м² пустующих площадей, требующих оплаты аренды. А в соцсетях очень активно начали муссировать тему о том, чтобы запустить свою онлайн-школу. Мой инстаграмм просто «взорвался» рекламными предложениями на эту тему. Я очень тщательно выбирала и остановилась на «Школе продюсера Татьяны Маричевой». Обучение стоило 210 тысяч, и я долго сомневалась, так как сумма в такой непростой период была для нашей семьи большая.

Всю жизнь я слышала фразу, что в кризис кто-то теряет всё, а кто-то просто становится баснословно богатым. И я решила подумать, а что же нужно сделать, чтобы не потерять всё. Наша семья прошла много кризисов, мы теряли и снова находили. И я пошла, заплатила с кредитки эти 210 тысяч, рискнула, мужу ничего не сказала.

АТ: Получили то, что ждали от обучения? Помогло ли это вам?

ОТ: Пока я выбирала, мне попадались достаточно неоднозначные отзывы на курс, но придя туда, я поняла, — обучение мне подходит. Все структурированно. Татьяна оказалась человеком с очень схожими со мной ценностями. Она буквально «промывала» нам мозги. На потоке было 400 человек. У кого-то промылись, а у кого-то нет. Успех для меня — это всегда момент очень спорный. Возникает вопрос: «Это я хорошо училась, или педагог у меня хороший? Или это в принципе я, так скажем, благодатная почва? Не знаю пока что. Я думаю, что всё здесь совпало». На обучении я встретила знакомую, маму одной из девочек, которые у нас танцуют. Мы с ней объединились в группу и очень хорошо работали. У нее онлайн-школа русского языка, которая, кстати, тоже переехала сейчас к вам на «АнтиТренинги» и работает на вашей платформе. В принципе, крутая школа, мне очень понравилась.

АТ: Ольга, вы говорили, что когда пошли учиться на продюсера, мужу ничего не сказали, а как потом?

ОТ: Было время карантина. Мы жили в доме, никто никуда не уходил. Он видел, что я обучаюсь, как это всё проходит. Муж очень мне доверяет и с энтузиазмом воспринял идею про онлайн-школу. Следующий поток уже он вел сам.

АТ: У вас сейчас два ведущих эксперта в школе, да?

ОТ: Да. Я по латиноамериканской программе, а он по европейской.

АТ: Как вы относились к переходу в онлайн? Сразу собирались открыть свою школу?

ОТ: Когда нас посадили по домам и закрыли школы — хочешь не хочешь — нам пришлось выходить в онлайн, в зум. Я начала работать онлайн позже многих, так как считала, что это не то. Например, я во время преподавания всегда учеников руками трогаю, «ползаю в ногах», исправляю стопы. Работать онлайн намного тяжелее по энергозатратам, чем в зале. Получалось только с детьми, которых ведешь по 3-4 года. Они знали мою методику, могли со слов воспринимать. С новенькими было тяжело. Пойдя на обучение, я поняла, как это можно сделать круто и без потери качества.

Курсы продюсера дали мне все, чего не хватало. И онлайн-школа «Московия» обрела свою жизнь, стала первой профессиональной школой в нашей нише. Я поняла, что либо сейчас это сделаю, либо уже никогда. Закрыв глаза, я выполняла всё, чему меня учили. Благодаря этому смогла выйти из тени свойственного мне «синдрома самозванца». Необходимо было провести вебинар, активно развивать соцсети, выходить в онлайн, и это было для меня тяжело.

АТ: Это был ваш первый опыт бизнеса в Интернете?

ОТ: К моменту открытия школы у меня был экспертный блог в Instagram и 26 тысяч подписчиков. В нем я просто делилась своими мыслями, выкладывала тренировки и видео турниров. И так как у нас воспитываются пары-чемпионы, людям было интересно меня читать. Аудитория сложилась лояльная. Но я не думала о монетизации Instagram. Когда получила первые знания в «Школе продюсера», когда я просто написала три сторис, что я открываю школу, и у меня оказалось 900 регистраций на вебинар, просто с трех сторис, без таргета, без всего, я наконец-то поняла, как это работает.

Ученики в своих отчетах описывали трансформации «танцевания» и мировоззрения
Ученики в своих отчетах описывали такие трансформации «танцевания» и мировоззрения, которые я сама не заявляла в «полезностях курса»

АТ: Как вы поняли, что обучать в онлайн-школе получается не хуже, чем в зале?

ОТ: Знаете, это сложный вопрос. В среде танцоров превращение тренерства в бизнес никогда не поощрялось. Считается, что в этом процессе на первое место выходят деньги, а качество обучения сильно падает. И многие за глаза называли мой проект «заработком денег». Но когда пошли первые отзывы о курсе, я убедилась, что «Московия» — это не просто заработок денег. Польза от курса превзошла ДАЖЕ мои ожидания. Ученики в своих отчетах описывали такие трансформации «танцевания» и мировоззрения, которые я сама не заявляла в «полезностях курса». Наше обучение рассчитано не только на танцоров, но и на тренеров. И я вижу, как у учеников онлайн-школы жизнь меняется, мировоззрение, отношение к своему делу.

АТ: А ученики вашего офлайн-центра пошли на занятия в онлайн-школу?

ОТ: Нет. Моя студия итак имеет доступ именно к моей методике. Ученики занимаются по ней ежедневно в группах и на индивидуальных уроках. Поэтому в онлайне для них не было смысла.

На курс пришли люди, которые в обычной жизни очень хотели, но не могли попасть ко мне на уроки. Кто-то по географическому принципу, кто-то по финансовому. А самое главное — я не работаю со всеми подряд, у меня не хватает времени. Я даю уроки только членам своего клуба и больше времени просто физически нет. Онлайн-школа решила эту проблему с лихвой.

Однако после запуска курса я увидела такие изменения, которые в некоторых моментах даже превзошли эффект от ЛИЧНОЙ работы в зале. Я этого даже представить себе раньше не могла.

Поэтому многие ученики получают задания пройти определенные уроки из моего курса. Они это получают бесплатно в качестве обязательного задания. Потому что это работает!

АТ: Как решили вопрос с необходимостью физического контакта для постановки танца?

ОТ: Благодаря большому тренерскому опыту мне удалось заранее предусмотреть те ошибки, которые могут сделать ученики. И в уроках я сразу проговариваю, как их исправить – это особенность моей методики, я не просто даю информацию, а нарабатываю навыки вместе с учеником. В отзывах мама одной ученицы мне потом писала: «Представляете, сижу, занимаюсь своими делами, дочь у меня слушает вашу лекцию, и вы там говорите “а вы сейчас наверняка сделали вот так, давайте выше ногу поднимите”, она такая: «Мама, Ольга Владимировна со мной разговаривает!» Плюс домашние задания с обратной связью, ученики записывали видео, и я каждому писала отчеты, пояснения, что и как нужно исправить. За месяц первого потока я проверила более 3 тысяч домашних заданий.

АТ: Все домашние задания вы проверяли сами?

ОТ: У меня были кураторы. Они помогали в первом потоке. Но первые два модуля проверяла полностью я, потому что для меня это была абсолютно новая вещь. Я должна была понять, как довести ученика до результата онлайн. Я не знала, как это всё пойдет. А потом уже подключила кураторов — тренеров моего клуба.

Более 3 тысяч домашних заданий
За месяц первого потока я проверила более 3 тысяч домашних заданий.

АТ: Сейчас у вас какой коллектив в онлайн-школе?

ОТ: Сейчас я и муж. Мы запустили второй поток по европейской программе. У нас в танцах есть латиноамериканская программа — 5 танцев (самба, ча-ча-ча, румба, пасодобль, джайв) и европейская программа (медленный вальс, танго, венский вальс, медленный фокстрот, квикстеп). Европейская программа — это мальчики во фраках, девочки в длинных платьях. Латиноамериканская — это короткие платья у партнёрш. Я думаю, что вы это когда-то видели, встречались с этим. Муж ведет европейскую программу. То есть мы сильны в том, что в одном клубе ведем две программы. У многих клубов этого нет.

АТ: Изменилась ли работа онлайн-школы после отмены карантина?

ОТ: Да, сейчас много приходится перестраивать. Работа онлайн-школы в карантин и без него — это две большие разницы. Я смотрю по своим ученикам. У них нет времени учиться даже бесплатно в моей онлайн-школе. Они постоянно заняты: в общеобразовательной школе с 8:30 до 15:00-16:00, потом тренировка в зале до 20:30, а иногда и до 22:00 вечера. Приезжают домой, и еще надо уроки делать, а в выходные — турниры. А турниры — это с 7:00 утра, а то и с 5:00 с прическами, с макияжем и до 23:00 вечера. Тот курс, который мы проводили в первый поток за один месяц, сейчас я делаю за два месяца. Мы стараемся это всё адаптировать под новую реальность.

АТ: Видите ли вы будущее у своей онлайн-школы?

ОТ: Конечно. Мы увеличили длительность курса, ученикам стало удобнее, и они снова учатся. Более того, методология курса предполагает написание ежедневных отчетов, что в спорте никогда не было принято. Ученики дают обратную связь о том, что они успевают больше, чем успевали раньше, хотя были всегда заняты. Отчеты и дедлайны, структура — все это мотивирует быть эффективнее, расти не только как спортсмен, но и как личность. Естественно, есть куда стремиться, но и на этом этапе всё хорошо работает.

Онлайн-школа из отдельного проекта превратилась в неотъемлемую часть нашего клуба, что говорит о подтвержденной его ценности. А мы для своего клуба выбираем только лучшее.

АТ: Кто разбирался со всеми техническими вопросами и выбирал платформу?

ОТ: Когда мы запустили первый поток, нужно было снимать уроки, работать как эксперту. Нагрузка была высокой. И я попросила коллегу, с которой мы объединились в продюсерской школе, побыть моим прожектом. Она работала с техподдержкой платформы «АнтиТренинги», занималась «переездом» с АвтоВебОфиса. Сменить платформу решили, когда уткнулись в отсутствие геймификации. Нанимать техспециалиста и зависеть от него не хотелось. На тот момент я понимала, что не могу себе позволить ошибиться, а люди, которых ты нанимаешь, не всегда работают нормально, особенно с первого раза. «АнтиТренинги» мне показались очень удобными. Можно самостоятельно разобраться, не нужно ничего программировать и кодировать.

Достаточно простая платформа с красивым интерфейсом. Плюс, конечно, ребята, которые помогали с переездом, сработали на высшем уровне. Большую роль для нас сыграло и предложение о бесплатном переезде и настройках.

АТ: Вы вот отметили геймификацию. Почему она вам понадобилась?

ОТ: Геймификация — это основа методологии. Я не знала, что это такое. У нас на обучении тоже была геймификация. И я туда шла, говоря: «Да нет, мне эти баллы не нужны. Мне нужно дело мое сделать». И мы командой (у нас 5 человек было в команде) вначале сказали: «Нет, мы не хотим быть победителями. Мы, естественно, будем сдавать всё до дедлайнов и делать максимально качественно, но в гонку вступать не будем». Но мы не смогли. Мы даже не заметили, как процесс нас затянул. Когда смотришь этот рейтинг, то все равно начинаешь стремиться. Даже для нас, взрослых людей, это было очень мотивирующе.

АТ: Какие основные отличия онлайн- и офлайн-образования для вас сейчас уже сложились?

ОТ: Онлайн можно заниматься с любой точки мира. На первом потоке было очень много учеников. Люди смогли позволить себе занятия с хорошим тренером, не приезжая в Москву. Все мои возможные часы в зале заняты моими парами, то есть ко мне пробиться на уроки очень тяжело. И онлайн-школа дала возможность попасть на уроки, прикоснуться к моей методике, показывающей свой результат на парах, которые нравятся людям.

У меня есть желание, чтобы ученик изменился
У меня есть желание, чтобы ученик изменился, желание помочь. Я люблю копаться в мелочах.

АТ: В чем особенность вашей методики?

ОТ: В доведении до результата. Я не просто даю информацию, я хочу, чтобы ребенок ее сделал и понял. У меня есть желание, чтобы ученик изменился, желание помочь. Я люблю копаться в мелочах. В танцевальном спорте много преподавателей, работающих с «высокими материями». Они говорят о высоком: «Ты должен почувствовать здесь вот это, ты должен что-то представить». А когда у детей нет элементарно навыков в теле, в мышцах, это нереально сделать, и дети просто бросают танцы, потому что они чувствуют себя неталантливыми. Я считаю, что я была не суперталантливым танцором, у меня не получалось всё легко и просто. И мне потребовалось очень много времени, чтобы объяснить себе, как же добиться вот такого результата, которого нужно добиться. И именно это я упаковала, так скажем, в свой курс, в свои уроки.

АТ: Какое качество необходимо, чтобы достичь успехов в танцах?

ОТ: Работоспособность, усердие. Не талант, а именно желание и умение отбросить свой прошлый опыт и учиться, как с чистого листа.

АТ: Есть те, кому хочется сказать спасибо за то, что это свершилось?

ОТ: Ну, во-первых, конечно, Тане Маричевой. Она — мозг. Она — молодец в этом плане однозначно. Спасибо маме моей хочу сказать, потому что если бы она не взяла на себя мою трехлетнюю дочку Олю, я бы не выдержала. Мужу, он тоже взял на себя многие функции по клубу.

АТ: Каких побед стоит ждать от вас в ближайший год?

ОТ: На самом деле нам сейчас всем тяжело что-то планировать. Мы все-таки офлайн-танцоры, и чтобы выйти на чемпионат, хочется понимать, когда откроют массово-спортивные мероприятия. Сейчас скорее всего их опять закроют. Наша пара в прошлом году стала чемпионами мира и перешла в молодежную категорию. А следующие, те, кто на год младше, они отобрались на чемпионат мира и на него не поехали. Всё. Они потеряли свой шанс. Теперь им нужно будет снова когда-то отбираться, выпадет ли второй шанс — мы не знаем.

Поэтому всё будет зависеть от ситуации с вирусом, но онлайн-школа продолжится, и я сейчас ее переформатирую. Основной и большой курс состоится летом. А в сезон с сентября по май проведу интенсивы — более короткие уроки. Поэтому наши офлайн-услуги будут зависеть от того, как мы выйдем на турниры, а онлайн — да, мы планируем.

Еще мы начинаем развивать тренерское сообщество для педагогов. Им также нужна поддержка, особенно педагогам в регионах России. Они не имеют возможности выехать на обучение. У нас в принципе не так развито обучение именно педагогов. Я готова делиться своей методикой.

АТ: Последний вопрос. Что сказать тем, кто раздумывает над обучением в вашей школе прямо сейчас?

ОТ: Наша онлайн-школа не для новичков. Мы обучаем профессиональных танцоров. Возможно, школа для новичков и детей станет нашим следующим проектом. Что могу сказать новичкам? Знакомьтесь с педагогами и с результатами их учеников. Сейчас все открыты, вся информация в соцсетях. Онлайн вывел нас всех в свет. И сейчас можно именно смотреть на педагогов. Подпишитесь на них, смотрите, соответствуют ли они вашему пониманию о хорошем человеке. Спортивный тренер закладывает не только мастерство движений, но и влияет на основы мировоззрения ребенка. Мы говорим, что наша школа про то, как стать хорошим человеком. И даже если в 17–18 лет ребенок решит, что хочет быть врачом или летчиком, то я знаю, что наши ученики будут это дело делать усердно, потому что у них привиты самодисциплина, понятия о качестве и ответственности. И понимание того, что не талант, не деньги, а именно отношение к своему делу ведет к настоящему успеху. Поэтому при выборе школы смотрите на педагогов и на результаты их учеников.

АТ: Понятно. А тренерам можно к вам идти, чтобы они могли получить себе дополнительные знания?

ОТ: Однозначно. Результаты моих учеников — это полностью результаты моей методики, и они говорят сами за себя. С нами сотрудничает много педагогов, и их ученики уже показывают значительные улучшения. Как в танце, так и в подходе к спорту. Я никогда никого не уговариваю, не делаю жесткий маркетинг и рекламу. Предпочитаю брать качеством. Мне все-таки хочется иметь осознанных учеников. Не тех, которые идут на какие-то красивые картинки, а которые могут мыслить и выбирать.

Оставайтесь с «АнтиТренингами», будет интересно!

Оцените статью
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
АнтиТренинги

Добавить комментарий

Хотите разместить свой курс на платформе?